Диетологи вычислили самую эффективную и безопасную диету

С 12 мая горячую воду начнут отключать в пригородах Липецка



Разговор с мастером о вдохновении и стержне

Иду к нему в минскую мастерскую. «Место намоленное», - Виктор ведет меня через двор, с дороги совсем незаметный. На подъезде табличка, указывающая, что дом - историко-культурная ценность и охраняется государством. С некоторым страхом поднимаясь по лестнице («Не бойтесь, она крепкая!» - подбадривает мой провожатый, и я предпочитаю верить на слово), осознаю, что ценность действительно историческая: впечатление такое, что здесь не изменилось ничего (включая лестницу и деревянный пол) с тех самых пор, как здание построили. Зато, скажут вам работающие в этих мастерских художники, здесь сохранился дух. Творческий. Особенный. В такой атмосфере сразу хочется говорить о белорусской школе, ведь именно в таком качестве - как представителя Беларуси и белорусской скульптурной школы - Виктора Копача приглашают в Китай: «Это всегда почетно и очень ответственно. Ведь по уровню моей скульптуры часто судят об уровне развития скульптурных традиций в нашей стране. Многие наши ведущие скульпторы - Алексей Глебов, Заир Азгур, Андрей Бембель, Сергей Селиханов (они, кстати, в разные годы работали в этом здании) - были учениками Михаила Керзина, выпускника Петербургской академии искусств. Это оказало влияние на развитие белорусской скульптурной школы, которая, как мне кажется, сохраняет традиции реалистической скульптуры и фигуративной пластики, но одновременно трансформирует эти знания в поисках своего стиля. В последнее время многие скульпторы уходят от фигуративности, решают задачи пространства формальными, абстрактными объемами и стремятся к концептуальному мышлению».

Не знаю, как вы, но я абстрактные скульптурные формы люблю, потому что больше простора для фантазии. Хотя малые формы Владимира Жбанова, так замечательно расцветившие Минск, мне тоже нравятся.

- Жбанов? - подхватывает Виктор. - Да, он такую маленькую революцию совершил. Был моим классным руководителем в училище. Не все принимали то, что этот скульптор создавал. Но для популяризации скульптуры он сделал очень много. Его работы «сошли с постаментов», их легче рассмотреть в деталях, потрогать. Благодаря Жбанову многие открыли и полюбили скульптуру.

- Но, если честно, мне бы хотелось больше чего-нибудь не такого фигуративного, чтобы не было однозначно - вот это человек, это лошадь, это еще что-то. Чтобы люди ходили вокруг, домысливали, придумывали - взаимодействовали с произведениями искусства.

- Да, такого у нас не хватает, и мы, скульпторы, это чувствуем и пытаемся делать все возможное. Но иногда чиновники говорят: «Это непонятно». Кто должен научить их понимать скульптуру, искусство? Ведь мы не открываем ничего нового, подобные произведения есть во всех музеях, галереях.

- По большому счету, мы отстаем от мира, где абстрактная скульптура есть уже давным-давно?

- Получается, что так. Есть она и у нас - у авторов в эскизах, на выставках и в мастерских, но не выходит на улицу. Встречаются единичные случаи, только этого недостаточно. Поэтому многие делают скульптуры и выставляются за рубежом - там, где они востребованы.

- Вы ведь очень много всего делаете руками, правда? Сначала приходит вдохновение, идея, а потом нужно работать, чтобы ее осуществить…

- Я думаю, что вдохновение - это когда чувствуешь силу и уверенность, когда не можешь остановиться и душа поет. Скульптура - вид творчества, который захватывает тебя целиком, это объем и жизнь в пространстве, здесь мало места для иллюзий и неправды, она требует полной отдачи.

Скульптура очень трудоемка и затратна. От идеи до реализации порой проходят месяцы, а то и годы. Существуют совершенно разные этапы, которые вроде бы не имеют никакого отношения к творчеству: нужно пилить доски, гнуть проволоку, сваривать каркас, подготовить глину, потом снимать форму, потом доводить гипс или воск, обрабатывать и патинировать бронзу. Нужно очень крепко держаться за свою идею, чтобы довести работу до конца.

Вдохновение - всюду. В семье, в родной земле, в путешествиях, в теме симпозиума или конкурса, на который отправляешь свою работу. В конкурсе, объявленном самым престижным университетом Китая Цинхуа к своему 100-летию, скульптура белорусского мастера «Равновесие» победила и теперь украшает студенческий кампус. Скульптура «Водный цикл» заняла третье место на ЭКСПО-2014 в Циндао и будет установлена в международном парке.

- Где, кроме Китая, есть ваши работы?

- В Южной Корее, Турции, Таиланде, Бразилии, России, Испании… Любовь к камню привела меня в азиатские страны. В Беларуси гор нет и камня нет, может, потому у нас больше литья, в народном творчестве - дерева. А прилетаешь в Китай, за тысячи километров, рядом с тобой камни, ты общаешься с людьми, которые работают с этими камнями, знают их, любят. Видишь их работы, понимаешь что-то, переосмысливаешь - естественно, меняешься. Видишь, как твоя работа выглядит рядом с другими. Это помогает двигаться динамичнее и совершенствоваться.

У Виктора вся семья творческая: жена живописец, трое детей - и все рисуют. «Дети, наверное, тоже пойдут по нашим стопам. Мы их не заставляем, но все же вокруг рисуют, выставки…»

- Что такое счастье?

- Чтобы дети были здоровы, когда вокруг у всех все хорошо и есть возможность творить. Когда ты приходишь в мастерскую и у тебя есть работа и желание ее делать, а вечером ты понимаешь, что тебя ждут…

Фотографии предоставлены Виктором Копачем.